© 2011 «Rusff.ru»

… СРЕДИ РАВНЫХ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » … СРЕДИ РАВНЫХ » НАШИ ЛИЧНЫЕ СТРАНИЦЫ » Я - Такая, Как Есть!


Я - Такая, Как Есть!

Сообщений 241 страница 260 из 329

241

Санчо: - Будем считать, что группа "Нюанс" отделалась шуткой.


Украинец Абдулла, за бесценную информацию спасибо. Ждала её все эти эти годы.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/smoke.gif

А Дятлова , как ты правильно вспомнил, за что благодарю, действительно люблю.

242

http://i5.pixs.ru/storage/0/9/1/spravkajpg_3550860_5826091.jpg

243

не утвердил начальник, да?

244

Украинец Абдулла, не начальник, а СОСЛУЖИВЕЦ. Начальников на меня не осталось.

А подпись у него секретная. Не дай божок факсимиле сделают...  http://www.kolobok.us/smiles/rpg/king2.gif

245

246

Вот за что я полюбила Розенбаума:

247

248

АБДУЛЛА!

ОЧЧЕНЬ! Большое спасибо! Всё слушаю и слушаю....

Мерзавец! До чего хорош!

Ну и о своём, о девичьем - даже похож на Сашу. У него тоже обалденный голос.

249

Зубной врач (поучительная история для всех слабаков)

Лада Бухвалова

Эпиграф №1: Зубные врачи – тоже люди!
Эпиграф №2: Говоря о стоматологах, совершенно необязательно сразу описывать ужасы –
это можно сделать потом!

Как давно я не посещала зубного врача  признаться страшно. Потому что страшно было к нему ходить. Да и деньги… Стоматология в наши времена творит чудеса. Чудеса понятные и жутко муторные. Казалось бы, берёшь себя в комок, и идёшь… Ан нет! Всегда находится куча весомых и Невесомых поводов поход отложить. Знакомо всем, кроме иногда встречаемых мной миллионеров,  и даже просто состоятельных граждан, а также тех и других, а также Несостоятельных граждан, и включая ПРОСТО элементарных ТРУСОВ, к коим я и имею неудовольствие себя причислять.

За время моих НЕпоходов к почитаемоему мною зубнюку произошло много чего. Я отправляла к нему моих подруг, остававшихся довольными. К нему ходила моя мама. О нём в предутренней решимости грезила я, давая себе страшные обещания сходить прямо на днях. Я получала о нём противоречивую информацию. Одни говорили (женщины, разумеется), что он как-то сильно прижимается к груди во время «процесса», другие удивлялись профессионализму и дотошности, третьи были просто счастливы окончанию мук, и только и могли, что радостно смеяться в ответ на все вопросы, и готовы были долго-предолго рассказывать в диких подробностях о своих зубах.

Надо заметить, что, как и большинство людей с относительно нормальной психикой, я никогда не приветствую рассказы о зубных похождениях, считая их чрезмерно интимными (про гинекологов и проктологов рассказывают с меньшей охотой) и провоцирующими на ненужные никому излишние переживания.

За время моих НЕпоходов мой муж умудрился многажды сходить к своим зубнюкам, дабы вновь получить внезапно угасшую голливудскую улыбку. Мужа я не просто слушала сквозь зубы…  Страшнее всего было, что я ему крайне сочувствовала и одновременно понимала, что конец моего отрицательного страха всё ближе…

Но недавно «это» случилось и со мной. Сопли и страхи с переживаниями отставим в сторону. Проснувшись  в пять утра я часа два думала, как бы мне отмазаться и перенести это неприятное дело на какое-нибудь «потом». Проснувшийся муж, зная меня наизусть, поинтересовался, хватит ли у меня совести не пойти? И я пошла.

Втолкнувши себя в кабинет с якобы уверенным в себе лицом, и прождав до этого долгие пятнадцать минут сверлильных звуков, я обреченно ужаснуясь, вытянулась в кресле.

Постепенно поняв, что ПОКА меня убивать (как когда-то в Семашке с валерьянкой) не собираются, я умудрилась довольно непосредственно влиться в предлагаемую беседу. (Мужества мне не занимать!)

Я давно знала, что мой зубной врач человек милый и психологичный. Он стал меня отвлекать. Глазом не моргнув, я поведала ему практически всё. И про умершего отца, и про проблемы с моей работой, и про гениального мужа. Правда, до этого он не видел меня довольно долго, и совершенно недипломатично сообщил, что «раньше я выглядела по-другому». Не подав виду, что оценила его бестактность, я выдала, что раньше мне и лет было намного меньше.

После чего принялась рассказывать, как я за время нашего с ним необщения вышла замуж, да какой у меня муж классный (показала, подняв большой палец - мычать было неудобно). Поговорили о его замечательных детях (бывают же такие! Дай Бог им здоровья!) и о том, что и ему иногда бывает тоскливо и однообразно (закрой рот – открой рот, полоскаем – не глотаем…). О родителях, кто где живёт, и как классно, или бывает не очень. Врач посоветовал мне ехать в Израиль, намекнув (да что там, прямо сказав) на еврейскую внешность. Я даже почти объяснила, что была бы счастлива, только, увы, не еврейка. Что ж за морда лица у меня интернациональная?

Немного обсудили дела мужа по части работы. Он не поверил. Я не удивилась. Ну кто же, не зная нашу суровую семейную действительность, поверит, что люди с такими наглыми мордами могут быть одновременно счастливы, иногда Несчастливы и больны, периодически веселы, могут жить, не уставая радоваться чему сможем,  и ещё всех морально поддерживать по возможности?

Про коррупцию, про дороги, про то, про сё…

В какой-то момент я застала себя дико смеющейся с кучей ваты во рту, немедленно признавшись, что смеяться в кресле у стоматолога – чистое извращение.

Домой шла весело. Немедленно позвонила волнующейся маме, и рассказала ей и мужу ВСЁ что было.

Они сошлись во мнении, что непонятно, как он умудрился меня все это время лечить, так как я трепалась без перерыва. (От ужаса и от приятственности беседы.)

Не знаю, как там другие люди ходят по стоматологам, а мне понравилось, только устала очень – трудилась.

Хотелось бы (Т-Т-Т!) надеяться, что и дальше, пока мне ещё немножко есть что лечить (в смысле остатков зубов), мы и дальше будем приятно проводить время. Оставшиеся зубы, конечно, постукивают от страха, но хотя бы с немного меньшей интенсивностью…

27 октября 2012года

250

Мефодия написал(а):

Зубной врач (поучительная история для всех слабаков)

Я вот сколько лет уже Ладке говорю: у неё ДАР - писать миниатюрные прозаические хохмы-зарисовки "из обычной жизни".
(Я вот только публицистические статьи могу в прозе пописывать... :writing: )

А ей - всё мало! Переживает. Хочет осваивать "большие объёмы". Это что - "Война и мир", что ли?! :question:

Зачем? Можно ведь просто издать сборник мини-зарисовок... Если это необходимо...

251

Григорич написал(а):

Можно ведь просто издать сборник мини-зарисовок...

Из книжки (как образец)
Ройзман Е. В.
Невыдуманные рассказы.

Полный пердимонокль!

Купил старую книжку замечательного исследователя русского быта С.Максимова «Крылатые слова». Толкование известных русских поговорок, как то: «Подкузьмить да подъегорить», «Бей в доску — вспоминай Москву», «Вольному — воля (спасенному — рай)», «Послов не рубят», «У нас не в Польше», «Собаку съел», «Печки-лавочки», «Задать карачун» и т.д.

Среди прочего толкование слова «галиматья». Оказывается, был такой доктор в Париже — Галли Матьё, который умел смешить своих пациентов до такой степени, что зачастую служил целительным лекарством. Он получил обширную известность и практику. Его везде приглашали, и он разрывался, не поспевал. И тогда он придумал рассылать больным печатные листочки, в заголовке которых стояло его имя, а под ним разнообразные остроты и каламбуры…

И я тут вспомнил другую историю. Штурман мой Вова, будучи человеком серьезным, большим словарным запасом не обладал. Да и вправду, во время гонки особо болтать не приходится. На все мои вопросы типа «Что с машиной?» или «Мы в легенде?» — отвечал односложно и гордо, состроив пальцы знаком ОК: «Совершенный пердимонокль!» — и я успокаивался, хотя не знал, что такое пердимонокль.

Однажды на этапе чемпионата России «Тосненские болота» мы заблудились и так утонули в трясине, что не сумели открыть двери, еле вылезли через окна. Стемнело, и пошел дождь. И мы вдруг поняли, что машина продолжает погружаться. Внутри уже почти под потолок вонючей жижи. Глушитель забит, машина глохнет. Остается шанс вытащиться на лебедке, но до нее еще добраться надо. И давай мы с ним по очереди нырять с головой в это дерьмо и отплевываться… Об этом хорошо сказал поэт:

Ночь. Луна.
Полный рот говна.

Когда уже стало ясно, что мы утонули, я спрашиваю у Вовы: «И что?!» Вова развел руками и честно сказал: «Полный пердимонокль!» Понятнее не скажешь. И так я узнал, что пердимонокль пердимоноклю рознь.

Конечно, мы вылезли. К следующему вечеру (от машины потом долго воняло). Но я не сумел от Вовы добиться, что такое «пердимонокль». Несколько лет мучился в неведении.

Однажды красивая Юля, видя, как я переживаю, сжалилась и рассказала, что «пердиманокль» — это искаженное французское «пер дю монокль» — старый театральный термин, означающий крайнюю степень удивления, при котором взлетает бровь и из глаза выпадает монокль.

А мне кажется, что Вова знал.

Рассказы о животных

В начале 80-х пробитый боксер Витька Лука со своим другом Апельсином пошли погулять в зоопарк. И увидели слона! Ух ты!

— А что, — говорит Апельсин, — слон-то, небось, сильный?

— А то! — отвечает Лука. — Щас мы его испытаем!

И снимает он со своей богатырской шеи охренительный шарф «Макензи», мохеровый, между прочим. На толкучке брал, на Шувакише, за 250 рублей.

И вот он наматывает один конец шарфа на руку и дергает, проверяя, как держит. А вторым концом начинает махать под носом у слона. И выкрикивает всякие задорные слова.

Слон немножко оторопел от такой наглости. Вытянул хобот, осторожно дотянулся до шарфа, очень гибко зацепил хоботом и аккуратно на себя потянул.

Витька расставил ноги, уперся и говорит Апельсину: «Смотри!» И с диким воплем резко потянул шарф на себя. Слон удивился и, не отпуская шарфа, сделал шаг назад. И поспешил спрятать хобот в вольер. Лука перелетел через загородку и въехал башкой в толстые прутья вольера. Раздался мощный чугунный звук. Рука безвольно разжалась.

Лука присел на корточки, а слон изящным движением запихал шарф в пасть и проглотил.

Лука очухался, поднялся по привычке сначала на одно колено. Потряс головой и спрашивает Апельсина: «Че, видел?» Апельсин отвечает: «Весь зоопарк видел!» Лука говорит: «Погоди, это не считово, это только первый раунд!»

Они пошли за хлебом. План был прост. Так как слон всегда голодный, Апельсин должен был булкой хлеба выманить его хобот как можно дальше. А коварный Лука, притаившись, должен был внезапно провести по хоботу жесткую серию с двух рук — и убежать. Так и сделали.

Витька только успел скомандовать Апельсину: «Смотри!» Жестко левой — нащупал дистанцию, вложился правой, на отходе левой, нырок — и вдруг звонкий шлепок мягкой кувалдой по затылку… как будто на секунду выключили свет. Просто у слона другая реакция…

И Витька, не вставая с колен, печально смотрел, как его новая! дорогая! ондатровая! шапка! уплывает в слоновью конуру…

И тут раздался идиотский смех — первым не выдержал Апельсин. А за ним уже хохотали все остальные. И Витька Апельсина отлупил. И поделом. Потому как ничего смешного!

252

Украинец Абдулла, так тебе понравилось моё творчество, или нет?

253

Украинец Абдулла написал(а):

Однажды красивая Юля, видя, как я переживаю, сжалилась и рассказала, что «пердиманокль» — это искаженное французское «пер дю монокль» — старый театральный термин, означающий крайнюю степень удивления, при котором взлетает бровь и из глаза выпадает монокль.

А мне кажется, что Вова знал.

Хир унд да.

Справочно.

Н.С.Лесков

Откуда пошла глаголемая «ерунда», или «хирунда» Из литературных воспоминаний

    Honny soit qui mal у pense.[1]

Академическая газета в августе месяце 1884 года узнала, что слово «нигилист» изречено впервые не покойным Тургеневым, а что оно еще ранее встречалось в творениях св<ятых> отец, у блаж<енного> Августина.

Для исторической полноты этой ученой справки академической газете, может быть, следовало бы прибавить, что приведенное открытие в русской печати уже было сделано лет десять тому назад и что честь этого открытия принадлежит покойному сотруднику «Церковно-общественного вестника» Ивану Даниловичу Павловскому, которого не следует спешить забывать, потому что им сделано в литературе много очень ценных и прекрасных замечаний, особенно в области так называемых «исторических курьезов». Впрочем, академическая газета могла этого не знать или не считать за достойное своего внимания.

Но ввиду того, что наши многозначительные издания до сих пор еще считают своевременным и небезынтересным производить изыскания о столь древлепечатном слове, как «nihilist», – может быть, позволительно будет сообщить нечто, в самом деле новое о некоей вещи, как бы связанной с представлением о нигилизме.

Я решаюсь думать, что есть люди, которым будет любопытно, а может быть, и полезно, узнать нечто, пролить истинный свет на происхождение слова «ерунда», – слова, которое не только современно тургеневской реставрации слова «нигилист», но которое и само по себе почитается у нас за признак «нигилистической одержимости».

Это странное и действительно очень противно звучащее слово в самой вещи сделалось известным русскому обществу в разгар нигилистических проявлений и вообще ставилось и до сих пор ставится на счет нигилистам, как будто они изобретатели или творцы этого слова.

В сочинении «ерунды» нигилистами почти все уверены, но это, кажется, – совершенно несправедливо. Творцами упоминаемого неприятного, но, к сожалению, вошедшего в сильное и почти повсеместное употребление слова «ерунда» были не нигилисты, а совсем иные люди – не нигилистического культа.

Главную ошибку в этом случае сделали наши эстетики и пуристы русского языка, которым упоминаемое неприятное и вовсе ненужное слово было противно. Они стали доискиваться, откуда могла взяться эта «ерунда», и долго ничего не могли узнать; но когда началась ожесточенная борьба из-за вопроса о классицизме, кого-то осенило вдохновение, и тогда было возвещено в печати, что «гадостное слово ерунда» сделано нигилистами из латинского слова gerundium, дабы таким образом посмеваться классицизму и унижать его в глазах невежд.

Указанное филологическое открытие, представленное в ученом освещении, показалось большинству людей совершенно достоверным, и с той поры непосредственное, хотя и незаконное происхождение «ерунды» от латинских герундиев утвердилось на прочных научных основаниях, с которых, однако, его, кажется, можно сбросить.

Для этого я позволю себе рассказать, что я об этом слышал, может быть не от очень ученого, но от умного и наблюдательного человека, мнения которого мне кажутся дельными.

Ехал я однажды домой из Москвы в Петербург. Место мое было в спальном вагоне второго класса. Сопутников у меня было полное число по количеству мест в отделении, и были они разного сана и разных лет.

Занимались мы каждый по своему влечению, тем, что кому нравилось. Я, например, читал, а два штатские господина с значительными физиономиями вели громкие разговоры об упадке нравов и вкусов в России и по временам друг на друга покрикивали:

– А кто виноват?

Кроме нас троих, были еще иные три человека, которые не обременяли себя ни литературою, ни политикою, а «благую часть избрали», то есть сидели за раскладным столиком и «винтили».

Это были: военный генерал с недовольным лицом и запасными поперечными перемычками на вагонах, пожилой московский протоиерей в зеленом триковом подряснике с малиновыми бархатными обшлагами и немецкий колбасник в куцом пиджаке, со множеством дорогих колец на толстых пальцах и с большою сердоликовою печатью на раскинутой по груди толстой панцирной часовой цепи.

Это был человек, известный всем истинным любителям и ценителям лучших ветчинных «деликатесов» в Москве и в Петербурге, где он начал свою блестящую колбасную карьеру и распространил ее далеко во все концы империи.

Эти три пассажира «винтили» безумолчно, а штатские ученого вида, перебрав множество любопытных вопросов, добрались до нигилизма и потом до сей глаголемой «ерунды». Тут один из них вскрикнул: «кто виноват!» и начал излагать историю, как появилось это «гадкое и неблагозвучное слово».

Объяснение говорившего было самое ортодоксально-научное, то есть он повторил, что «ерунда» произведена нигилистами из латинского слова «gerundium», и произведена с коварным умыслом, дабы таким образом посмеваться классицизму и вредить ему в общественном мнении.

Я слушал это давно знакомое мне объяснение, что называется, «краем уха» и, признаться, до той поры сам считал его правильным (я даже вложил это в уста протопопа Савелия Туберозова в хронике «Соборяне»); тут я был неожиданно поколеблен в своей уверенности.

Немецкий колбасник, неожиданно прислушавшись к рассуждению о «gerundium» и о «ерунде», повернулся полуоборотом к разговаривающим просвещенным людям и с неприятною резкостию сытого буржуа вдруг оторвал:

– Это неправда!

Штатские переглянулись и замолчали. Им, очевидно, не нравилась прямо колбасницкая грубость, с которою было сделано это замечание. Да и в самом деле, оно казалось по меньшей мере непочтительно – хотя бы по отношению к твердо установившемуся ученому, авторитетному мнению.

А тот себе сказал «неправда» и опять уже шлепает толстой рукою карты генерала и ходит швырком под батюшку, – и заботы ему нет, что сделал грубость.

Но колбасник был груб только по манерам, а на самом деле он оказался приятным и даже интересным человеком. Когда поезд стал приближаться к станции, на которой следовало обедать, он крикнул «halt» и, сложив свои карты, заметил партнерам, что перед принятием пищи никогда не следует обременять свою голову деловыми занятиями. Это нездорово для желудка, а надо дать всем высшим способностям краткий отдых, для чего лучше всего заняться какими-нибудь веселыми пустяками.

И вот тут-то он опять обратился между делом к серьезным людям, говорившим о «ерунде», и сказал им следующие слова, которые я желал бы довести до сведения тех ученых, которые открыли, что ерунда произведена из латинского gerundium.

– Вот что вы давеча разговаривали здесь о ерунде, – начал немец, – будто как бы это слово произведено от латинского языка, из слова «gerundium», то это есть самая пустая ложь…

Обоих значительных штатских это перестало сердить и даже как бы начало смешить. Они, очевидно, ожидали, что немец готов сказать большую глупость, а немец продолжал.

– Да; я вас уверяю, что кто это так с самого начала выдумал и кто такую глупость про ерунду выпускал, тот есть, можно сказать, самый превеликий дурак и осел, который своими ушами хлоп-хлоп гулять может.

Отцу протопопу, генералу и мне становилось неизвестно отчего-то очень весело, точно как будто мы имели в наших душах какое-то затаенное недоброжелательство к значительным штатским и предчувствовали, что немец их обработает на манер какого-нибудь из своих деликатесов. Единство мыслей наших обнаруживали наши взоры, в которых немец мог бы прочитать для себя поощрение или по крайней мере желание доброго успеха. А он чистой питерской простонародною речью с московским распевом продолжал свое рассуждение:

– Да, я очень бы хотел видеть того, кто это выдумал, и хотел бы его поздравить, что он есть самый чистый дурак восемьдесят четвертой пробы.

– Да, да, да! – продолжал он, приосаниваясь так, что стал походить с виду на директора гимназии. – Я самый простой производитель, я произвожу торговлю своим деликатесом, и потому моя торговля, можно сказать, не имеет ничего касающегося к науке; но если это о герундии сказал ученый, то черт меня побери, чтобы я принял его с такою наукою к себе самые простые колбасы делать.

Рассказчик подавил себя в мягкую, как подушки, грудь мягкою же, как подушка, рукою и заговорил далее много возвышенным голосом и с воодушевлением:

– До этого, что я делаю свинские деликатесы, ученым нет никакого дела, – это мое мастерство, и я кушаю мой хлеб и пью мою кружку пива или мою бутылку шампаниер, – до этого никому нет надобности, и я никакого черта не спрашиваюсь. Но я знаю тоже, что есть и gerundium! Да-с; я учился в Peter-Schule у доктора Кирхнер, при старой хорошей Дитман и при инспекторе Вейерт, и добрый старичок Вейерт даже меня очень авантажно сек за то, что я вздумал было вместо школы ходить шальберт по улицам, и я перестал шальберт и стал учить и супинум и герундиум. Но самая важность, если кто понимает, что значит учиться в жизнь! Это надо с рабочими людьми!.. И оттого я опытный, и я знаю и no-латыни и по ерунде!

Мы все выражали на наших лицах недоумение: что это такое значит «знать по ерунде», а отец протопоп далее не выдержал и предложил:

– Любопытно, но невразумительно: нельзя ли пояснить яснее.

Деликатес рассмеялся, коротко и радушно пожал отца протопопа за коленку и сказал:

– Извольте – поясню: ерунда идет от нас – от колбасников.

И затем он сделал нам нижеследующее фактическое сообщение, которое я для краткости передам вниманию ученых в сжатой и простейшей форме (что и более соответствует серьезности предмета).

Когда немецкий простолюдин, работник, в разговоре с другим человеком одного с ним круга хочет кратко высказаться о каком-нибудь предмете так, чтобы представить его малозначительность, несамостоятельность или совершенное ничтожество, которое можно кинуть туда и сюда, – то он коротко говорит:

– Hier und da.[2]

Между работниками из немцев в Петербурге это краткое и энергически определенное выражение в очень сильном ходу. Особенно часто его случается употреблять в колбасном производстве при сортировке мяса. Одно назначают к составлению «деликатесов», другое к выделке низших сортов, а затем еще образуется из отброса такой материал, который один, сам по себе, никуда не годится и ничего не стоит, но может быть прибавлен туда и сюда – «hier und da».

Работники-немцы в Петербурге зачастую работают рука об руку с мастеровыми русского происхождения, – и еще более они сближаются в «биргалах», за кружками, причем у подпивших немцев «hier und da» сыплется еще чаще, чем за работою в колбасных и чем в обыкновенном, трезвом разговоре.

Русский собеседник или собутыльник вслушивается в эту фразу, незаметно привыкает к ней и, будучи от природы большим подражателем, – сам начинает болтать то же самое, но, конечно, немножко приспособляя немецкое произведение к своему фасону. Отсюда простолюдин, непосредственно занявший часто упоминаемое здесь слово у немцев, о сю пору выговаривает его «хирунда», а люди образованные, до которых слово это дошло уже передачею через полпивную – облагородили его по своему вкусу и стали произносить «ерунда». В этом виде оно принято и, к сожалению, усвоено кое-где в русской печати. Немецкая же печать, которой слово «ерунда» по этому производству должно бы быть ближе, – примером русским не увлеклась и ему не последовала.

Вот история этого словопроизводства, как ее раскрыл и за достоверное передал нам наш русский соотечественник немецкого происхождения.

Мне этот рассказ практического и наблюдательного человека показался и интересным и очень вероподобным, и я при удобных случаях не раз пробовал его проверять. В результатах почти всегда получалось, что рассказанное колбасником о происхождении слова «ерунда» от немецкой поговорки: «hier und da» должно быть верно. В этом, во-первых, утверждает мнение многих русских немцев, которые знают быт русского и немецкого мастера и подмастерья в Петербурге, а во-вторых, и те изменения, которые претерпевает само названное слово.

Замечательно, что в низших классах петербургского обывательства люди до сих пор произносят это слово не поврежденно, как произносят благородные, а во всей его изначальной чистоте, – «яко же прияша», то есть они говорят не «ерунда», а «хирунда». Таковы же у них и на глагольные формы этого слова: «что хирундишь», «не хирунди». В русской печати наглаголыные формы этого корня впервые стал употреблять музыкальный критик К. П. Вильбоа, но звук «хи» им был откинут, а новый глагол в его начертании написан «ерундить». Критику Вильбоа смело последовал М. М. Стопановский, а потом и другие. Помнится, как будто где-то «уберег себя от этого увлечения даже А. А. Григорьев», чего от него можно было не ожидать, так как Григорьев был хороший знаток русского языка и имел образованный литературный вкус.

Впрочем, многие тогда приспособлялись приручить это слово на разные лады, и некоторые иногда достигали хороших успехов. Так, например, вскоре же начальнику какого-то женского учебного заведения назвали печатно «ерундихой», а Льва Камбека – «ерундистом». И то и другое очень понравилось. Приехал сочинитель оригинальной музыки г. Лазарев и дал концерт, а потом В. В. Толбин возвел этого hier und da в сан «ерундиссимуса короля абиссинского». Слово вытягивалось на соразличные фасоны, и бумага терпела, но и здесь, как и везде, вероятно многое зависело от счастья. Ст. Ст. Громека хотел вывести слово «ерундение», то есть занятие ерундою. И намерение его было самое доброе, чтобы застыдить «ерундистов», но редактор «Отечеств<енных> записок» Ст. С. Дудышкин никак не решался пропустить в своем журнале такое слово и все его вычеркивал. Громеке это стоило крови. Иногда он брал Дудышкина круто и сильно его убеждал, что как от игры на гудке может быть «гудение», так от игры на ерунде производится «ерундение». Дудышкин соглашался и обещал пропустить в печать «ерундение», но когда дело доходило до последней корректуры, смелость его покидала, и он всегда, где только было слово «ерундение», вытравлял его… А между тем, надеюсь, еще всякому понятно, что «бурно-пламенный Громека» ни в одной поре своей деятельности нигилистом не был, но ему просто из благонамеренности хотелось пропустить в свет «ерундение». Не удалось это, – он пошел в чиновники и скончался губернатором, с прозвищем «Степан-Креститель».[3]

Сохранение «ерундящими» простолюдинами в их произношении звука «хир» есть, без сомнения, немецкое «hier», и это в данном маленьком вопросе, мне кажется, составляет признак того «последовательного закона» в изменениях и перерождениях всякого рода, о котором говорит Геккель.

Если же все это так, то очевидно, что нигилисты тургеневского крещения не имеют никакого права на то, чтобы наука им приписывала обогащение русского языка новым, очень незавидным словом. А равно следует, кажется, признать и то, что тут совсем нет ни латинского корня, ни сознательного намерения профанировать классицизм, а вернее, что все это есть не более как сильное влияние полунемецкой петербургской полпивной на малообразованное российское общество и на ту часть русской литературы, которая во время уно к полпивной прислушивалась, полагая, что тут-то и садит самая русская народность.

Словом, «ерунда», или «хирунда», пробралась в простонародную речь так же точно, как «карнолин», «спеньжак», «блиманжет» и многие другие чужеземные слова, нашим городским простонародьем занятые у иностранцев и испорченные на свой лад. А в класс людей образованных и отчасти в литературу оно перешло по неуместной подражательности, по любви к простонародности и, может быть, отчасти по безвкусию.

Эстетики и пуристы языка, конечно, имели очень достаточное основание негодовать, что в наш богатый и благозвучный язык насильно втиснуто слово «ерунда», имеющее совершенно тождественное значение с тем, что до тех пор полно, ясно и для всех совершенно понятно выражало русское слово чепуха, но едва ли не сами же эстетики много помогли удивительному распространению этого пустого слова в обществе и особенно в литературных низах, считавших своим призванием враждовать с эстетикою и с классицизмом. Эстетики сделали вредную ошибку, уверяя себя и других, что «сочинение» этого слева принадлежит «нигилистам» и имеет втайне протестующее значение – в смысле профанации классической филологии. При господствовавшем в то время общественном настроении всем недоброжелателям классицизма это даже нравилось и никак не могло остановить, да и не остановило, распространения нежеланного слова. Напротив, с тех пор, как это связали с нигилизмом, «ерунда» только чаще засверкала как в разговорном языке, так и в языке литературном. Между тем, кажется, более простое, но, может быть, более вероятное разъяснение происхождения этого слова от жаргона немецкой полпивной, пожалуй, скорее могло бы удержать подражателей и тем принесть желательную пользу благоразумному старанию желавших охранять чистоту русского языка от жаргонной прививки. Но, к сожалению, в то время, как и после, люди, имевшие очень похвальные цели, не всегда руководились в своих действиях благоразумием, а наипаче часто увлекались мнительностию и страстностию, и «тако сами на хребтах своих множицею поработаша».

Затем, конечно, остается неуследимым: кто же именно первый занес это слово в литературные кружки шестидесятых годов? Теперь с достоверностью отвечать на этот вопрос совершенно невозможно. Но Ал. Ф. Писемский, которому его художественное чутье сразу подсказывало, что слово «ерунда» имеет не претензионно-партийное, а простое, низменное, уличное происхождение, – с серьезным видом уверял, будто от «сам видел, как Павел Якушкин принес ерунду у себя за голенищем из надлежащего места в редакцию В. С. К<урочки>на, откуда она и разлилась малиновым звоном под облака».

Сколько в этой шутке есть справедливого, – я не знаю и судить об этом не берусь; но если это было так, как намекал Писемский, то вдвойне смешно, что такое вполне нерусское слово привил русскому литературному языку такой безупречный блюститель чистейшего руссицизма, как Павел Иванович Якушкин.

Отредактировано Городовая (28-10-2012 09:09:22)

254

Мефодия написал(а):

Украинец Абдулла, так тебе понравилось моё творчество, или нет?

Лада! Ну ты же не Хазин,Слава Богу!

255

У последней черты

кстати о птичках

хазин 
В развитие темы
Из Беркема
Сынок. Ты живешь на территории, на которой имеет место т.н. "демократия".

Так как ты являешься долбо_бом, объясню тебе смысл каждого слова.

"Ты" – гномек. То есть та самая тупорылая хуzня с мутными гласскаме, которую ты кажное утро видишь в зеркале.

"Территория" – это слой земли над ништяком. По этому слою земли бегают гномеки и думают, что играют в страну, хотя по факту происходит другое: гномеки выкапывают из грунта ништяк и отправляют его Кому Положено.

Слово "живешь" означает "участвуешь в процессе извлечения и отправки ништяка".

Остается "демократия".

Это слово означает, что ресурсы данной территории по закону принадлежат Кому Положено.

Чтоб из чтения этой заметки воспоследовала польза, я тебе все это еще разок повторю, а ты запоминай: где есть Демократия – там все принадлежит Кому Положено. Справедливо и обратное: где все принадлежит Кому Положено – там всегда Демократия.

И если Кому Положено начинает плакать, что где-то нету Демократии, это означает, что где-то есть ништяки, которые Кому Положено почему-то еще не принадлежат.

Есть территории, где нет демократии – там Кому Положено сосет х...й вместо халявы, и получает тамошние ништяки строго на взаимообразной основе.

Надеюсь, ты уже догадываешься, что Кому Положено – очень не нравится, если где-то есть ништяки, которыми пользуется кто-то левый, а не Кому Положено.

Поэтому Кому Положено очень пристально следит, чтоб везде была Демократия, потому что когда Демократии нет, ништяками пользуются какие-то левые морды – а Кому Положено сосет х...й.

Для Кому Положено Демократия заключается вот в чем.

Раз в несколько лет гномиков выгоняют из ямок и ведут в спецыальные домики.

В этих домиках гномику дают бумажку, и велят кинуть ее в спецыальный ящучек.

Кому Положено смотрит на все это, и видит – да, это хорошие гномеки, им нравится Демократия. Эти гномеки сами не хотят быть левыми мордами, и пользоваться ништяками вместо того Кому Положено. Они сами хотят лазить в ямки, выкапывать ништяк и отправлять его куда надо.

Для гномека Демократия выглядит совсем иначе, ибо гномек потому и гномек, что не понимает смысла происходящего.

Именно поэтому гномек добровольно ходит в спецдомик и кидает в ясчучек бумажку.

Прикол в том, что гномеку кажется, будто этой своей бумажкой он выбирает того, Кому Положено.

А перед тем, как пойти и накидать в ящучек бумажек, и выразить тем самым согласие с Демократией, гномеки ужастно спорят между собой – какого Кому Положено надо выбрать на этот раз, ругаются между собой – а иногда даже дерутся.

Милые, смешные гномеки – зачем же обязательно драться, если главное – одобрить Демократию. То есть то положение дел, когда ништяки на территории принадлежат строго Кому Положено.

256

Городовая написал(а):

Лада! Ну ты же не Хазин,Слава Богу!


Ира! И на том спасибо...  http://www.kolobok.us/smiles/standart/cray.gif

257

Мефодия написал(а):

так тебе понравилось моё творчество, или нет?

Большие — по пять, маленькие — по три, а жаба — зелёная.

258

Украинец Абдулла, гад ты нетолерантный!

259

Мефодия написал(а):

Украинец Абдулла, гад ты нетолерантный!

Лад, Варламыч - не гад. Он - аспид коварный.... :whistle:

260

Вот! Нашла опять. Именно "Две бабочки". То, что меня потрясло 6 ноября 1985-го года. Но исполнение было другое, более нежное.  Буду искать.

Прослушайте приблизительно треть, дальше начинается сама песня...


Вы здесь » … СРЕДИ РАВНЫХ » НАШИ ЛИЧНЫЕ СТРАНИЦЫ » Я - Такая, Как Есть!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC