© 2011 «Rusff.ru»

… СРЕДИ РАВНЫХ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » … СРЕДИ РАВНЫХ » ТВОРЧЕСТВО И ПРОЧИЕ ИЗЫСКИ » Любимые Стихи, Цитаты, Поговорки, Афоризмы И Пр...


Любимые Стихи, Цитаты, Поговорки, Афоризмы И Пр...

Сообщений 141 страница 160 из 195

141

Братья Вайнеры "ПЕТЛЯ И КАМЕНЬ В ЗЕЛЁНОЙ ТРАВЕ"

Глава 11. АЛЕШКА. ЗУБ БУФЕТЧИЦЫ ДУСЬКИ

"Я стал раздумывать в последнее время о смысле жизни. А это худшее, что может случиться у нас с человеком, поскольку с этого момента над ним начнет дымиться серый нимб обреченности. Докурил, включил первую скорость и поехал тихонько со двора. У ворот остановился, отворил дверцу и посмотрел наверх — Ула стояла на балконе. Я высунулся и заорал — «Вечером приеду!» — и она помахала рукой.

Сейчас надо обязательно выпить. Я автоматически выруливал в направлении Садовой и медленно соображал, где можно в такую рань, да еще в выходной день хлебнуть стакан-другой. Те, кто задумался о смысле жизни, наверное, умирают в такие часы. Когда выпьешь — оно все-таки легче. А вообще-то — не факт.

Генка Шпаликов повесился в Переделкине на рассвете. На столе — полбутылки бормотухи, надкусанное яблоко и раскрытый том Флобера. Почему Флобера? Непонятно.

А Голубцов выстрелил в себя из охотничьего ружья вечером, часов в девять, магазины были закрыты, да и денег не было.

Манана Андронникова, безумная, отчаявшаяся, выбросилась ночью из окна, и повисла, пронзенная насквозь флагштоком праздничного украшения в честь Международного женского дня. И Юлик Файбишенко, талантливый беспутный босяк, весельчак и пьяница, удавился на своем ремне — в лесопосадке у железной дороги под Донецком. Я читал заключение — «…в полосе отчуждения железной дороги…». Как ты попал в полосу отчуждения под Донецком? Что ты там делал? Почему ты именно там понял, что никакого смысла нет, что все мы вялые похмельные ханурики? Ничего не разобрать — все сумеречно и мутно, как наши замусоренные искрученные души.

Я не хочу умирать. Я утратил вкус к жизни, но я еще не потерял надежду. У меня есть Ула — может быть, что-то еще случится, может быть, она выведет меня из этой мглы и потери самого себя.

Ох, господи, как мне тяжело! Только выпивка ненадолго освобождает от этого страшного сумасшедшего напряжения. Надо быстрее выпить!"
______________________________________________________________________________________________
Глава  12. УЛА. МОЙ МИР

Ходить в магазин воскресным летним днем — самое милое дело. По мне, во всяком случае. Продуктов, правда, почти нет. Но покупателей немного. Все отоварились за пятницу и субботу.

По пятницам с половины дня служащие бегут из своих бесчисленных учреждений — министерств, комитетов, управлений, бюро, контор, дирекций, институтов, секторов, отделов, подотделов, групп, отделений и советов — и бурливым потоком врываются в магазины, заполненные бесчисленными провинциалами, крестьянами — ударниками полей, прочим городским людом, добывающим на уик-энд колбаски, масла, кусок мяса, а в случае особого везения — импортную курицу, поскольку отечественная птица превратилась в такой же реликт, как птеродактиль.

Горожане набирают еду авоськами, командировочные чемоданами. Крестьяне, наши кормильцы, нагружаются мешками. Ничего не попишешь — кушать всем хочется.

Странно, однако. Крестьяне ездят в город за мясом и маслом, горожан тысячами посылают работать в колхозы. И те, и другие — недовольны.

Нигде люди так не разобщены в своей тошнотворной сомкнутости, как в очереди за вареной колбасой. Нигде так люди не способны сговориться, как в этой многочисленной извивающейся змее, каждый сустав которой ненавидит предыдущий и мертво равнодушен к последующему. Бесконечная гидра никогда не становится короче, и сколько бы людей ни отваливалось от прилавка, она растет с хвоста, матерея от злости и надежды урвать хоть полкило варененькой. Вьются без края, изгибаются, заполняя своими кольцами магазин, змеи очередей, неспешно переваривая в себе все доброе, милосердное, человеческое.

Чем ближе к продавцу, к голове очереди, тем злее, безжалостнее, остервенелее становится змея. Ее позвонки срастаются намертво, между ними нож не просунешь, они тяжело дышат друг другу в затылок, острый пот капает на соседей, тычат в нос лохматыми подмышками и острыми локтями, их зубы сомкнуты, а глаза устремлены на прилавок — хватит ли на их долю?

Бессмысленно просить, чтобы тебя пропустили без очереди. Можешь рассказывать, что дома у тебя больная мать, а на улице двое маленьких ребятишек, что тебе нужно всего двести граммов, что у тебя улетает самолет или начался диабетический приступ.

Десятиглавая гидра лишь на миг обернется к тебе, чтобы выбросить в ругательстве десять быстрых жалящих языков, щелкнуть желтыми клыками, и отвернется к прилавку, сомкнувшись еще теснее.

Люди навсегда поссорились в очередях.

Городские кричат крестьянам: «Паразиты, обжиралы проклятые, из-за вас в магазин не войти! Мешками грабите!»

Крестьяне в долгу не остаются: «Захребетники проклятые! Нешто вы этот хлеб да мясо ростили? Мы вас кормим, а нам бы хоть мясного духа нюхнуть когда!»

И те, и другие стараются выпихнуть из очереди командировочных провинциалов. Те отбиваются: «Вас бы к нам переселить! Узнали бы про жизнь счастливую!»

Старухи кричат молодым, старающимся занять очереди одновременно и за колбасой, и за маслом, и в кассу: «Что же вы, заразы, все ловчите, везде наперед поспеваете! А нам тут хоть до ночи стой!»

А те отвечают им с пеной у рта: «Карги проклятущие! Пенсионерки, мать вашу! Что же вы днем, пока мы на работе, по магазинам не ходите? Что вас нечистая сила вечером волокет, когда нам взять чего-нибудь надо?»

Сивый от старости дед тычется в очередь, как потерянный щенок, — он занял место и отошел посидеть на ящике, да забыл, за кем занял, и теперь старается в склизкой от пота, жарко дышащей змее найти свой сустав. А змея молчит. Молчит каменно, ни одной трещинки не найти в этой стене, и он скулит, уже утратив надежду: «Доченьки, родненькие, я же тут стоял, вот за бабой в зеленом, за мной еще стояла девчонка с мальцом. Где же они?»

«Нечего уходить было! Так все на шармака полезть могут — мы здесь занимали!»

А тут татарка впустила не то родственницу, не то подругу, и о дедке попросту забыли, его печаль щепкой унесла волна вспыхнувшей ярости: «Ах вы, жулье соленое! Татарва противная! Спекулянты! Гадюки! Ворье! Вам бы только русского человека нажарить! Кит мананкая барасам! Сволочи!»

Татарки зло хохочут, остро скалят золотые зубы: «Ваша все — пьяницы! Дураки! Рука убери! Отрежу!»

Татарок боятся, поэтому сразу набрасываются на унылого мужчину в галстуке, в шляпе, в очках, вежливо просящего продавца нарезать колбасу: «Нарезать ему! А сам — руки отсохнут? Машка, ты ему отрежь его… Шляпу надел, теллигент хренов! Дай ему по окулярам!…»

Человек растерянно моргает: «Товарищи, я вас не понимаю! Я вас не понимаю, товарищи…»

В упоении очередь ревет: «Гусь свинье не товарищ…»

Люди навсегда поссорились в очередях.

Нет, они не хуже других — американцев, немцев или французов. Но они бедные.

История нашей жизни — это драма непреодолимой бедности…

142

Никогда не спрашивайте человека, за что он вас любит: стоит ему над этим задуматься, как может оказаться, что любить вас и не за что. Константин Мелихан.

Отредактировано AVASDRYG (04-10-2011 17:41:58)

143

Народная мудрость гласит: "Несчaстье обычно обрушивaется, случaй — подворaчивaется, a счaстье — подвaливaет."

Знaчит, нaдо с опaской поглядывaть нa небо, с интересом — под ноги и с нaдеждой — по сторонaм! :glasses:

144

Григорич написал(а):

Народная мудрость гласит

Народная мудрость всегда ценна!

145

"...Было больно. Было зверски больно. Хрустели кости, жутко пахло паленым мясом. Останавливалось время. Доколе? Где «Гречко»? Где наши? Бешено колотилось сердце, бешено звенела печень, вразнос пульсировала селезенка, гоня кровь, гормоны, антитела к ожогам, порезам, размозженным мышцам. Сквозь багровую муть, застилавшую сознание, Ваня думал: надо выдержать, я выдержу, а как там флагман, он ведь пожилой, он может умереть, не умирай, флагман, и ты, Юл, старый пират, держись, не погибни, а уж я-то выдержу…

— Ты — доктор Итай-итай?

— Заткнись, бестолочь, насекомое!

— Говори правду. Где доктор Итай-итай?

— Фига тебе, а не доктор Итай-итай!

— Прибавьте огоньку. Кто из вас доктор Итай-итай?

— Мало тебя треснули по морде, богомол, ханжа паршивая!

Время от времени в железный куб врывался еще кто-то, щелкал серповидными челюстями и отвратительно скрипел:

— А взбутетеньте его! А взъерепеньте его! Чтобы восчувствовал! Что это, Синда, да он у тебя даже не вспотел! Ух ты, мой болезный… Только смотри, Синда, чтоб не до смерти!..

Время остановилось, побежало вспять. Вот и Тзана, Принцесса: «Послушай, Трубадур, когда сцена с поцелуем, не надо так всерьез, ведь малыши смотрят!..» Отец: «Падать тоже нужно уметь. Иван, ты расслабься, ты не грохайся, а шлепайся!..» И дядя Атос… И дядя Арамис… Мама: «Ах ты мой Ванька-Зайка, возьми гребень, расчеши маме волосы, учись, Золотистик-Пушистик, будешь невесте волосы расчесывать…»

Так прошла набитая болью вечность, а на самом деле прошло трое суток, и пытка кончилась. Ваню развязали, и он мешком шлепнулся на железный пол. Над лицом его низко склонилась, поводя сизыми бельмами, уродливая ряха — на кончиках страшных серповидных челюстей дрожали мутные капли яда. Конопатая Сколопендра проскрежетала:

— Ух ты, пленничек-заложничек… Ух и поцеловала бы я тебя, красавчик, в бело личико!.. Ладно, живи пока. — И она скомандовала тарантулам: — В тюрьму его, в камеру к тем!

Ваню подхватили под бока и поволокли. Ноги его волочились по полу, голова не держалась, но он громко пел:

Говорят, мы бяки-буки,
Как же
Носит нас земля…

Это ему казалось, что пел он громко, а на самом-то деле шептал, еле шевеля распухшими губами. Его втащили в гулкое помещение, залязгало железо, его раскачали и швырнули, и он упал на заботливо подставленные руки..."

http://s017.radikal.ru/i443/1111/9b/b67c26b3789a.jpg

Отличная книга!

«Экспедиция в преисподнюю» – фантастическая повесть-сказка, первое из произведений, которые Аркадий Стругацкий опубликовал «сольно», под псевдонимом С. Ярославцев.

Кстати. Мало кто об этой книге знает... :glasses:

146

"...Аплодировали, кричали "ура". Несчастный Смолянов с землистым от смущения лицом - такое же лицо было у него весной на премьере - не знал, благодарить или отвечать шуткой, только улыбался и кивал, как немой.

- Николай Демьянович! - кричал Макеев. - Вы нас совершенно заговорили! Вы же никому не даете раскрыть рта!

И опять хохотали, а Смолянов кивал, улыбался.

Ляле же это не нравилось. Она не любила, когда "злошутничают". Ну что ж, что слабенькая пьеса, не Шекспир? А человек, может, хороший. Пригласил с открытой душой, деньжищ ухлопал тыщи, наверно, три. И все ведь пришли, не отказались, и Смурный пришел, хотя Ляля сама слышала, как однажды в кабинете директора поносил Смолянова, называл его пьесу "рептильной драматургией" - Ляля такого слова не знала, даже выясняла потом. И Боб Миронович был тут, у мясных пирогов и у водочки, а ведь он в открытую на худсовете выступал против смоляновской пьесы, с директором спорил, Сергея Леонидовича уламывал, чтобы тот отказался. Все, все были тут, критики тайные, насмешники, презиратели, все на дармовщинку сбежались, актер-актерычи несчастные. Выпить-закусить загорелось. Ах, ты боже мой, и глядеть тошно, и жалко их, бедных, и смешно: как дети! Играют, бузят, веселятся по пустякам и больно делают, как настоящие дети, жестокие. И когда вдруг поднялся жалкенький актеришка Ерошкин Иван Васильевич и туда же, чтоб не отстать: "Дорогой автор, разрешите поднять сей бокал за то, чтобы вы еще много, много раз радовали нас своими прекрасными... (пауза) пирожками с капустой!" - и были крики "ура", "браво", Ляля не вынесла затравленного вида автора и вышла в другую комнату. Стала там помогать старушке, смоляновской матери Евдокии Ниловне, готовить стол для чая. Старушка вовсе с ног сбилась. Ляля, как увидела ее, сразу полюбила - на бабушку похожа, такая же хлопотунья, суетится попусту. Бабушка умерла два года назад, жила в Измайлове, в старом дедовском доме.

- Да не ставьте вы пироги! - шептала Ляля старушке. - Печенья хватит!

- Не ставить? - пугалась старушка.

- Ну их! Обойдутся."

Юрий Трифонов "Долгое прощание"

147

Григорич

Вот есть таланты(хоть Юрия Трифонова не люблю,как и всех "детей арбата"),а есть жалкие подражатели.

148

Городовая написал(а):

Юрия Трифонова не люблю,как и всех "детей арбата"

Ириха, ну ты и сравнила-приравняла!!! :angry:

Не оскорбляй память Трифонова. Он не заслужил...

149

Григорич

"Отблеск костра" ПОЧИТАЙ!!!

150

Городовая написал(а):

Григорич

"Отблеск костра" ПОЧИТАЙ!!!

Читал. Не в восторге. Ну и что? К чему ты это?

151

Григорич

А что не отмазка для его папы??
И прочих ниспровергателей!?

152

Городовая, просто перечитай Трифонова поподробней - там есть все Ответы на все подобные Вопросы. Он успел ответить...

Я уж не говорю про его "Дом на набережной".

Но исчерпывающий ответ он дал в "Старике". Такой жестокой прадивости-пророчества (по отношению к себе) я пока у наших авторов не встречал:

"А через год после смерти старика появился Игорь Вячеславович,  аспирант университета. Он писал диссертацию о Мигулине. Когда Павел Евграфович  был жив, аспирант с ним переписывался, даже звонил из Ростова, а теперь мечтал получить воспоминания и все  документы,  собранные  стариком.  Руслан  ему отдал. Игорь Вячеславович понравился Руслану. Они сидели до четырех  утра, пили  водку,  разговаривали  о  революции,  о  России,  о  большевиках,  о добровольцах, о чекистах, о генерале Корнилове, о маркизе  де  Кюстине,  о казаках, о Петре Великом, о царе Иване, о том, что есть истина, о любви  к народу, о том, что Мигулин своей судьбы не избег, заговора не было,  погиб понапрасну, говорили также о нефти и льне, о видах на урожай, а  когда  на другой день вышли на улицу - Игорь Вячеславович  торопился  на  вокзал,  - обрушился внезапный ливень с холодом, с градом, побежали со стоянки  такси прочь, спрятались под аркой дома, и Руслан,  мрачный  с  похмелья,  думал: истина в том, что Валентина ушла к  матери,  другой  женщины  нет,  третья женщина не подает вестей, пиджак под дождем превратился в тряпку...
   Игорь Вячеславович, костлявый юноша в тесном провинциальном пиджачке, в очках, залепленных дождем, думал вот что: "Истина  в  том,  что  добрейший Павел Евграфович в двадцать первом на вопрос следователя, допускает ли  он возможность  участия  Мигулина  в  контрреволюционном  восстании,  ответил искренне: "Допускаю", но, конечно, забыл об  этом,  ничего  удивительного, тогда так думали все или почти все, бывают времена, когда  истина  и  вера сплавляются нерасторжимо, слитком, трудно  разобраться,  где  что,  но  мы разберемся".
Вслух он сказал:    - Кажется, я опоздал на поезд...
Дождь лил стеной. Пахло  озоном.  Две  девочки,  накрывшись  прозрачной клеенкой, бежали по асфальту босиком."

Я лично близко знаю такого аспиранта - который писал диссер по Трифонову. При жизни Трифонова аспирант был с ним знаком лично.
И пришёл за материалами после его смерти.
Кстати, этот аспирант - жуткий диссидент из семьи потомственных ("во многих коленах") офицеров. Ирония судьбы...

153

Городовая написал(а):

А что не отмазка для его папы??
И прочих ниспровергателей!?

Ир, покойного Трифонова сейчас легко критиковать. "Пляски на гробах" у нас всегда в моде.

А мне вот просто интересно... А что: твоя родня всё "ТО ОКОЯННОЕ ВРЕМЯ" пыталась - безуспешно - взорвать Смольный? :question:

Ну, извольте: ещё одна цитата:

"...Их привозили сюда в серые сумерки по одному, по двое, реже - небольшими группами в крытых грузовиках-фургонах с зарешеченной дверцей и завешенными брезентом стеклами. Доставившие их эсэсовские охранники, молчаливые, угрюмые, с жесткими, будто из булыжника, лицами, были уведомлены лишь о том, что стрелять в этих людей можно только в случае открытой попытки к бегству. И едва машина, после множества проверок, вхезжала в сектор и местная охрана расписывалась в преме данного лица или данных лиц, эсэсовцы немедля отправлялись в обратный путь.

Доставленные прежде всего просились в уборную. На всем пути. часто очень долгом, им в соответствии с приказом ни разу не разрешали выйти из машины.

Они не знали, куда и зачем их привезли. И от томящей неизвестности почти у всех лица были одинаково искажены ознобом тревоги.

Сюда собирали преимущественно тех, чье предательство было на практике проверено в лагерях, кто уже зарекомендовал себя в качестве капо, полицейских, провокаторов. Принимались во внимание и сведения, которые военнопленные сообщали сами, стремясь выдать себя за непримиримых врагов советской власти. До вербовки каждого из них всесторонне изучали через внутрилагерную агентуру и администрацию лагеря. А если человек этот был уроженцем местности, оккупированной немцами, то гестапо проверяло его по захваченным там документам и опрашивало о нем местное население.

Новоприбывшим запрещали разговаривать. Охранник с автоматом на шее и палкой в руках сидел посреди барака, в который их запирали, и строго следил, чтобы они соблюдали карантин молчания.

На оформление их водили поодиночке.

Иоганн Вайс выполнял не только роль переводчика. Дитрих поручил ему проводить первый, летучий контрразведывательный опрос, чтобы, проанализировав правильность сообщаемых сведений, можно было или уличить завербованных во лжи, или выявить их психическую непригодность.

С этого момента каждому под страхом немедленного наказания запрещалось называть кому-либо свою настоящую фамилию. Взамен ее присваивалась кличка.

- Ну! - приказывал Вайс. - Быстро и коротко.

Лицо его приобрело в общении с этой публикой "арийское", холодно-высокомерное, презрительное выражение, которое можно было бы считать вершиной искусства самого талантливого мима. Правда, на этот раз оно, пожалуй, непроизвольно передавало его искренние чувства.

Человек, стоявший перед ним, отвык самостоятельно соображать и потому молчал. На толстой и длинной губе его выступил пот, плешь на макушке тоже покрылась испариной.

Вайс спросил утвердительно:

- Значит, "Плешивый"?

Все так же молча человек этот согласно закивал в ответ головой.

Вайс обернулся к писарю:

- Запишите "Плешивый", - и злорадно подумал: "Хороший экземпляр, еще и с обличительной кличкой!"

С самого начала Вайс решил, заботясь о дальнейшем, прсваивать курсантам клички-приметы, во многих случаях ему это удавалось.

Плешивого посадили на табурет перед висевшей на стене белой простыней, и солдат абвера из отдела "Г" нацелился "лейкой" в фас, а потом в профиль - так, как снимают тюремные фотографы.

Вайс внимательно наблюдал за Плешивым. В процессе фотографирования физиономия его выказала готовность запечатлеться с улыбкой.

Вайс скомандовал:

- Смирно!

И физиономия Плешивого мгновенно приняла тупое и неподвижное выражение.

Заполнив анкету, он старательно, четко вывел свою подпись и занялся автобиографией. Писал он долго, вдумчиво, часто осведомлялся:

- Про то, как я их кандидатов в Верховный Совет всегда вычеркивал, отметить? - Сообщил доверительно: - По суду много раз привлекался, только благодаря личному дару находчивости каждый раз выкручивался.

Покончив со всеми формальностями, он так же разборчиво и четко вывел свою фамилмю под подпиской-обязательством работать в пользу немецкой разведки, приложил к ней указательный палец, смазанный на специальной байковой каталке мастикой, вытер его и объявил с облегчением:

- Ну, все, теперь чистый.

- Кто? - резко спросил Вайс.

- А вот пальчик, - испуганно съежась, пролепетал Плешивый. - Я ведь только про палец выразился."

Вадим Кожевников "Щит и меч"

154

Григорич написал(а):

А мне вот просто интересно... А что: твоя родня всё "ТО ОКОЯННОЕ ВРЕМЯ" пыталась - безуспешно - взорвать Смольный?

Нет. Она продолжала служить Империи. Ну и посидела конечно.Не без того. И в политизоляторах ,и в лагерях. Ну а о тех, кто ушел из Крыма,говорить не будем.

А теперь цитата:

"- Ну, что ж скажете, господа, хорошенького?

- Да что скажешь. Все плохо.

- А что ж, по-вашему, дальше будет?

- А Бог знает,- сказал курчавый.- Мы народ темный. Что мы знаем? Я хучь читать умею, а он совсем слепой. Что будет? То и будет: напустили из тюрем преступников, вот они нами и управляют, а их надо не выпускать, а давно надо было из поганого ружья расстрелять. Царя ссадили, а при нем подобного не было. А теперь этих большевиков не сопрешь. Народ ослаб. Я вот курицы не могу зарезать, а на них бы очень просто налягнул. Ослаб народ. Их и всего-то сто тысяч наберется, а нас сколько миллионов и ничего не можем. Теперь бы казенку открыть, дали бы нам свободу, мы бы их с квартир всех по клокам растащили.

- Там жиды все,- сказал черный.

- И поляки вдобавок. Он и Ленин-то, говорят, не настоящий - энтого давно убили, настоящего-то.

- А про мир с немцами что вы думаете?

- Этого мира не будет. Это скоро прекратят. А поляки опять наши будут. Главное, хлеба нету. Он вчера купил себе пышечку за три рубля, а я так пустой суп и хлебал."

И.А Бунин"Окаянные дни"

Отредактировано Городовая (13-11-2011 09:28:56)

155

Городовая написал(а):

Нет. Она продолжала служить Империи. Ну и посидела конечно. Не без того. И в политизоляторах ,и в лагерях. Ну а о тех, кто ушел из Крыма,говорить не будем.

Ну так а что ты тогда - так против Трифонова выступила? Я не понял...

156

Григорич написал(а):

Ну так а что ты тогда - так против Трифонова выступила? Я не понял...

Тебе показалось!

Сегодня 05:52:37

Вот есть таланты(хоть Юрия Трифонова не люблю,как и всех "детей арбата"),а есть жалкие подражатели.

То есть я считала и считаю Стругацких и Трифонова талантливыми людьми!!!

Но это мне не мешает одних любить,а другого нет. Это же нормально! :flag:

157

"- Славный мир, - проговорил Киун. - Веселый мир.  Все  шутят.  И  все
шутят одинаково. Даже благородный Румата."

Аркадий и Борис Стругацкие. "Трудно быть богом"

158


Отредактировано Матерый (13-11-2011 17:48:55)

159

160

Вывожу из себя. Недорого. Качественно. Надежно. Анонимно. Круглосуточно. Возможен выезд на дом.

-Я сошла с ума? Ничего страшного... Схожу и быстренько вернусь обратно.

--Возьми кредит - почувствуй, что такое месячные..

--Жизнь - это танец на граблях... Танцуют все!!!

-Новый    способ   самоубийства  --  перерезать себе   кабель  от    интернета

--Надеюсь, я у тебя первый?  ... -КОНЕЧНО!!! ..... надейся  ....

-Послушай хоть раз бред, который я несу... Тебе понравится... Втянешься ... Многие втянулись.

-И что бы вы ни говорили, никакие моральные принципы не остановят женщину от случайного секса так, как небритые ноги...

-" Это ж надо было пригреться на груди такой сволочи !! " - подумала змея ....

-Сегодня у знакомой увидел статус «минус 18сантиметров», вот сижу и голову ломаю, она волосы подстригла или от неё мужик ушёл,,,

-Доверие-это когда тебе говорят :"Знаешь,а он у тебя гуляет".А ты отвечаешь:"Пусть гуляет,он тепло одет"

-Я понимаю, что дома должно быть убрано, постирано, кушать приготовлено ... Я только не понимаю, причем тут -Я !!!


Вы здесь » … СРЕДИ РАВНЫХ » ТВОРЧЕСТВО И ПРОЧИЕ ИЗЫСКИ » Любимые Стихи, Цитаты, Поговорки, Афоризмы И Пр...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC