© 2011 «Rusff.ru»

… СРЕДИ РАВНЫХ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » … СРЕДИ РАВНЫХ » ТВОРЧЕСТВО И ПРОЧИЕ ИЗЫСКИ » Любимые Стихи, Цитаты, Поговорки, Афоризмы И Пр...


Любимые Стихи, Цитаты, Поговорки, Афоризмы И Пр...

Сообщений 81 страница 100 из 195

81

Баллада поэтического состязания в Блуа

От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне - страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз - я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер - и дрожь меня берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
Кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр, а сплю я только днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
А сколько истин? Потерял им счет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не знаю, что длиннее - час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Ф. Вийон

Отредактировано Городовая (16-04-2011 00:51:35)

82

Баллада, в которой Вийон просит у всех пощады

У солдата в медной каске,
У монаха и у вора,
У бродячего танцора,
Что от троицы до пасхи
Всем показывает пляски,
У лихого горлодера,
Что рассказывает сказки,
У любой бесстыжей маски
Шутовского маскарада -
Я у всех прошу пощады.

У девиц, что без опаски,
Без оттяжки, без зазора
Под мостом иль у забора
Потупляют сразу глазки,
Раздают прохожим ласки,
У любого живодера,
Что свежует по указке,-
Я у всех прошу пощады.

Но доносчиков не надо,
Не у них прошу пощады.
Их проучат очень скоро -
Без другого разговора
Для показки, для острастки,
Топором, чтоб знали, гады,
Чтобы люди были рады,
Топором и без огласки.
Я у всех прошу пощады.

83

Эпитафия, написанная Вийоном для него и его товарищей в ожидании виселицы.

Ты жив, прохожий. Погляди на нас.
Тебя мы ждем не первую неделю.
Гляди - мы выставлены напоказ.
Нас было пятеро. Мы жить хотели.
И нас повесили. Мы почернели.
Мы жили, как и ты. Нас больше нет.
Не вздумай осуждать - безумны люди.
Мы ничего не возразим в ответ.
Взглянул и помолись, а Бог рассудит.
Дожди нас били, ветер тряс и тряс,
Нас солнце жгло, белили нас метели.
Летали вороны - у нас нет глаз.
Мы не посмотрим. Мы бы посмотрели.
Ты посмотри - от глаз остались щели.
Развеет ветер нас. Исчезнет след.
Ты осторожней нас живи. Пусть будет
Твой путь другим. Но помни наш совет:
Взглянул и помолись, а Бог рассудит.

Господь простит - мы знали много бед.
А ты запомни - слишком много судей.
Ты можешь жить - перед тобою свет,
Взглянул и помолись, а Бог рассудит.

Отредактировано Городовая (16-04-2011 01:05:53)

84

ДОВЛАТОВ!!!

КОМПРОМИСС

Н. С. ДОВЛАТОВОЙ — ЗА ВСЕ МУЧЕНЬЯ!

...Спустился в бар, заказал джина. Вижу, сидит не очень трезвый фотокорреспондент Жбанков. Я помахал ему рукой. Он пересел ко мне с фужером водки. Отломил половину моего бутерброда.
      — Шел бы ты домой, — говорю, — в конторе полно начальства...
      Жбанков опрокинул фужер и сказал:
      — Я, понимаешь, натурально осрамился. Видел мой снимок к Фединому очерку?..
      — Я газет не читаю.
      — У Феди был очерк в "Молодежке". Вернее, зарисовка. "Трое против шторма". Про водолазов. Как они ищут, понимаешь, затонувший ценный груз. К тому же шторм надвигается. Ну, и мой снимок. Два мужика сидят на бревне. И шланг из воды торчит. То есть ихний подельник на дне шурует. Я, натурально, отснял, пристегнул шестерик и забыл это дело. Иду как-то в порт, люди смеются. В чем дело, понимаешь? И выясняется такая история. Есть там начальник вспомогательного цеха — Мироненко. Как-то раз вышел из столовой, закурил у третьего причала. То, се. Бросил сигарету. Харкнул, извини за выражение. И начисто выплюнул челюсть. Вставную, естественно. А там у него золота колов на восемьсот с довеском. Он бежит к водолазам: "Мужики, выручайте!"  Те с ходу врубились: "После работы найдем". — "В долгу не останусь ". — "С тебя по бутылке на рыло". — "Об чем разговор "... Кончили работу, стали шуровать. А тут Федька идет с задания. Видит, такое дело. Чем, мол, занимаетесь? Строку, понимаешь, гонит. А мужикам вроде бы неловко. Хуе мое, отвечают, затонул ценный груз. А Федя без понятия: "Тебя как зовут? Тебя как зовут?"... Мужики отвечают как положено. "Чем увлекаетесь в редкие минуты досуга?"... Музыкой, отвечают, живописью... "А почему так поздно на работе?"... Шторм, говорят, надвигается, спешим... Федя звонит мне в редакцию. Я приехал, отснял, не вникая...
      Главное, бассейн-то внутренний, искусственный. Там и шторма быть не может...
      — Шел бы ты домой, — говорю.
      — Подожди, главное даже не это. Мне рассказывали,  чем дело кончилось. Водолазы челюсть тогда нашли. Мироненко счастлив до упора. Тащит их в кабак. Заказывает водки. Кирнули. Мироненко начал всем свою челюсть демонстрировать. Спасибо, говорит, ребята выручили, нашли. Орлы, говорит, передовики, стахановцы... За одним столиком челюсть разглядывают, за другим... Швейцар подошел взглянуть... Тромбонист из ансамбля... Официантки головами качают... А Мироненко шестую бутылку давит с водолазами. Хватился, нету челюсти, увели. Кричит: "Верните, гады!" Разве найдешь... Тут и водолазы не помогут...
      — Ладно, — говорю, — мне пора...
      В родильный дом ехать не хотелось. Больничная атмо сфера на меня удручающе действует. Одни фикусы чего стоят...
      Захожу в отдел к Марине. Слышу:
      — А, это ты... Прости, работы много.
      — Что-нибудь случилось?
      — Что могло случиться? Дела...
      — Что еще за дела?
      — Юбилей и все такое. Мы же люди серые, романов не пишем...
      — Чего ты злишься?
      — А чего мне радоваться? Ты куда-то исчезаешь. То безумная любовь, то неделю шляешься...
      — Что значит — шляешься?! Я был в командировке на Сааремаа. Меня в гостинице клопы покусали...
      — Это не клопы, — подозрительно сощурилась Марина, — это бабы. Отвратительные, грязные шлюхи. И чего они к тебе лезут? Вечно без денег, вечно с похмелья...
      Удивляюсь, как ты до сих пор не заразился...
      — Чем можно заразиться у клопа?
      — Ты хоть не врал бы! Кто эта рыжая, вертлявая дылда? Я тебя утром из автобуса видела...
      — Это не рыжая, вертлявая дылда. Это — поэт-метафизик Владимир Эрль. У него такая прическа...
      Вдруг я понял, что она сейчас заплачет. А плакала Марина отчаянно, горько, вскрикивая и не щадя себя. Как актриса после спектакля...
      — Прошу тебя, успокойся. Все будет хорошо. Все знают, что я к тебе привязан...
      Марина достала крошечный розовый платочек, вытерла глаза. Заговорила спокойнее:
      — Ты можешь быть серьезным?
      — Конечно.
      — Не уверена. Ты совершенно безответственный... Как жаворонок... У тебя нет адреса, нет имущества, нет цели... Нет глубоких привязанностей. Я — лишь случайная точка в пространстве. А мне уже под сорок. И я должна как-то устраивать свою жизнь.
      — Мне тоже под сорок. Вернее — за тридцать. И я не понимаю, что значит — устраивать свою жизнь... Ты хочешь выйти замуж? Но что изменится? Что даст этот идиотский штамп? Это лошадиное тавро... Пока мне хорошо, я здесь. А надоест — уйду. И так будет всегда...
      — Не собираюсь я замуж. Да и какой ты жених! Просто я хочу иметь ребенка. Иначе будет поздно...
      — Ну и рожай. Только помни, что его ожидает.
      — Ты вечно сгущаешь краски. Миллионы людей честно живут и работают. И потом, как я рожу одна?
      — Почему одна? Я буду... содействовать. А что касается материальной стороны дела, ты зарабатываешь втрое дольше. То есть от меня практически не зависишь...
      — Я говорила о другом...
      Зазвонил телефон. Марина сняла трубку.
      — Да? Ну и прекрасно... Он как раз у меня...
      Я замахал руками. Марина понимающе кивнула.
      — Я говорю, только что был здесь... Вот уж не знаю. Видно, пьет где-нибудь.

***

В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса...
("Заповедник")

Поэты, как известно, любят одиночество. Еще больше любят поговорить на эту тему в хорошей компании. Полчища сплоченных анахоретов бродят из одной компании в другую...
Уфлянд любит одиночество без притворства. Я не помню другого человека, столь мало заинтересованного в окружающих. Он и в гости-то зовет своеобразно.
Звонит:
— Ты вечером свободен?
— Да. А что?
— Все равно должен явиться Охапкин (талантливый ленинградский поэт). Приходи и ты... Мол, вечер испорчен, чего уж теперь...
("Рыжий")

Собственно говоря, я даже не знаю, что такое любовь. Критерии отсутствуют полностью. Несчастная любовь — это я еще понимаю. А если все нормально? По-моему, это настораживает. Есть в ощущении нормы какой-то подвох. И все-таки еще страшнее — хаос...
("Заповедник")

Порядочный человек тот, кто делает гадости без удовольствия.

Хамство — это грубость, наглость, нахальство, вместе взятые, но при этом — умноженные на безнаказанность

Язык не может быть плохим или хорошим... Ведь язык - это только зеркало. То самое зеркало, на которое глупо пенять.

Проводник разбудил нас за десять минут до остановки.
- Спите, а мы Ыхью проехали, - недовольно выговорил он.
Жбанков неподвижно и долго смотрел в пространство. Затем сказал:
- Когда проводники собираются вместе, один другому, наверное, говорит:
"Все могу простить человеку. Но ежели кто спит, а мы Ыхью проезжаем - век
тому не забуду..."

85

Мы посидим с тобой за чашкой чая
В уютной кухне за большим столом.
Вдыхая запах мяты, помечтаем
О том, что будет, вспомним о былом.

Горячий чай согреет наши души,
И всё вокруг покажется иным.
Законы межпланетные нарушив,
Мы унесёмся к далям голубым.

Туда, где жизнь светла, а сны туманны,
Где только звёзды в бархате ночи.
За чашкой чая милый мой, желанный
Мы обо всём с тобою помолчим.

86

Мы в этот мир вторично не придем,

своих друзей вторично не найдем.

Держись за миг..   .

Ведь он не повторится,

как  сам и ты не повторишься в нем...

( Омар Хайям).

87

Григорич написал(а):

А ты вообще кого из певцов уважаешь - в плане цитат и афоризмов? На твой вкус?

Городовая написал(а):

Вертинского,Шаова,Трофима.

А Высоцкого всё никак не можешь принять, Ириша?
Чего же ты так - Семёныча не жалуешь? Неужели твои дед, отец или брат его не слушали?... :glasses:

Не верю.

88

Григорич написал(а):

Не верю.

Слушали. Отец и брат.Отец-любит. Брат-далёк.
А дед старше его на 8 лет.И знает только военные его песни.

89

Вот так и бродим
В душе любимых...
То есть...
То рядом...
То исчезаем...
И ищем выход...
По переходам...
А точку встречи
Никто не знает!
Бежать по кругу?
Не осторожно!
Мелькают тени
И повороты...
Так промахнуться,
Случайно, можно.
Все в сумасшедшем
Водовороте...
Бег по спирали,
По краю бездны...
Шаг влево...
Вправо...
Неосторожно!
И замыкает
Движенье память...
Понять, где финиш,
Так невозможно.
Опять ремейки...
Я что-то помню...
Осколки счастья...
И deja vu...
А , может, стоит
Здесь обмануться?
И оглянуться!
Я так люблю...

90

У мужчины две извилины:ням-ням и тык-тык!!! http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_haha.gif

91

Главное в диете -это сон. . . Вовремя не уснула - обожралась!!! ;-)

92

Анфиска написал(а):

Главное в диете -это сон. .

Кто спит,тот обедает!

93

Я знаю идеального мужчину,
Он молод, и талантлив, и красив.
Он различает повод и причину.
Он опытен. Он горд, но не спесив.

Стремится лучше быть, а не казаться.
В работе постоянной над собой.
И, боже, как умеет улыбаться!
Растает сердце девушки любой.

Еще он собеседник интересный,
Умеет слушать и умеет говорить,
Он знает, что когда сказать уместно.
Умеет делать комплименты, но не льстить.

Он с женщинами честен. Но не слишком.
Прекрасно знает правила игры,
Не полагается на то, как ляжет фишка.
Играет с блеском, но без лишней мишуры.

Вы можете, конечно, мне не верить,
Сказать: “Такие вымерли давно”,
Сказать: “Как идеальность нам измерить?”
Но я такого знаю всё равно.

Гармония меж разумом и чувством,
Надежность, сила духа – всё в нем есть.
Он смел и храбр, но не до безрассудства.
Ну, в общем, всех достоинств и не счесть.

И в нем, конечно, есть и недостатки.
Без них он, впрочем, мог бы скучен быть.
Они ему лишь придают загадки,
Харизмы… Его хочется любить.

Но вот в чем парадокс и в чем досада!
Признаюсь, вовсе не его люблю.
Порой, сама я этому не рада.
Наверно, этим вас я удивлю.

Люблю того, кто чувств своих боится,
И женщин не пытается понять,
Быть лучше он особо не стремится,
Да не стремлюсь и я его менять.

Он не умеет делать комплименты,
Он нестерпимо груб со мной порой.
И если жизнь представить кинолентой –
То он не положительный герой.

А если честно, равнодушная скотина!
Мне хочется порой его убить!
Люблю «неидеального мужчину».
И дай вам Бог безумно так любить.

Парадоксальна женская натура.
Ждем принца, свой придумав идеал.
А любим на него карикатуру,
Что непонятно кто нарисовал.
.....(С ИНЕТА)

94

Анфиска написал(а):

А если честно, равнодушная скотина!
Мне хочется порой его убить!
Люблю «неидеального мужчину».
И дай вам Бог безумно так любить.

Не понимаю я такого.

95

Этот рассказ-история одной умершей девушки! Ее рассказ будет познавателен для всех кто хоть раз думал о смерти..
Прошу вас, передавайте этот рассказ всем знакомым, может быть они поймут и изменят свое решение. Смерть- не избавление от тягот мирских, смерть по собственной инициативе - грех и страдания.
Мы теряем людей, причем теряем из-за любви, любви, которая просто не должна приносить вред...
"Сколько прошло времени с того дня, я уже не помню. Время для меня больше не существует. Здесь его нет…
Я считала причины, по которым сделала это, вескими. Мне казалось, что это единственный выход. Но теперь я понимаю, что просто не пыталась найти другие пути.
Я сделала так, как было проще всего… проще для меня…
Теперь что-то изменить невозможно. Одним легким движением я лишила шансов на счастье не только себя, но и тех, чью любовь я не сумела оценить вовремя.
И сейчас у меня нет оправданий…
***
Последнее, что я слышала, - пронзительный крик. Чей? Не знаю. Еще было ощущение полета. Но такое короткое, что его практически невозможно уловить…
Больше ничего…
Вспышка света… Вдали промелькнули огни ночных домов. От них режет глаза.
Прихожу в себя. Попыталась встать – нестерпимая боль во всем теле. Еле сдерживая крик, все же встаю.
Осмотрелась вокруг. Не понимаю! Где я?! Пройдя пару шагов, до меня доходит:
«Это парк. Но как я тут
оказалась???»
Я не могла что-либо понять. Весь день как будто выпал из памяти. Не помню абсолютно ничего.
Идя по аллее, замечаю, что вокруг нет ни одного прохожего. Интересно, сколько сейчас времени? Не припомню, чтоб парк был пуст.
Вдруг за спиной я услышала шорох. Обернувшись, вижу на скамейке маленького кудрявого мальчика, лет пяти. Странно. Готова поспорить, что его только что тут не было. С минуту я ждала, не появятся ли вслед за ним хоть кто-нибудь из взрослых. Не может же ребенок быть один в столь позднее время. Но ничего такого не произошло.
Тогда я осторожно подошла и села рядом.
- Привет, малыш. Ты потерялся? – тихо спрашиваю я.
- Нет, – ответил мальчуган, даже не посмотрев на меня.
- Где же твои родители? Почему ты один?
- Я ждал тебя, – сказал он и поднял на меня большие карие глаза.
Ответ меня слегка удивил, но я не придала этому никакого значения. Мало ли чего могут сказать дети?
- Как тебя зовут?
- Не знаю.
- Но мама же тебя как-то называет? – рассеяно спросила я.
- Никак. У меня ее нет, – грустно ответил малыш.
Наступила пауза. Я не знала, что же мне делать дальше. Оставить ребенка в такой поздний час одного я не могла.
- Я хочу тебе что-то показать – внезапно сказал мальчик и вскочил со скамейки.
Я взяла его за руку, и мы пошли по парку. Спустя некоторое время мы оказались возле моего дома.
- Ты здесь живешь? – снова спрашиваю я малыша.
- Нет.
- А где? – я присела перед ним на корточки. – Куда нам идти?
- Уже никуда, – ответил он, вертя в руках игрушечную машинку.
Я хотела спросить еще что-то, но в этот момент раздался пронзительный крик. Я посмотрела в ту сторону, откуда он донесся.
Кричала девушка. Она стояла в компании молодежи. На лице у нее застыл ужас. Она указывала куда-то наверх, пытаясь сказать что-то.
Проследив за ее жестом, я оцепенела: в освещенном пролете окна на восьмом этаже стояла девушка. Спустя мгновение она сделала шаг.
Мое сердце похолодело. Вокруг тут же поднялась суета: кто кричал, чтоб вызвали скорую, кто кинулся оказывать первую помощь. А я не могла оторвать взгляд от окна.
В эту секунду мне казалась, что я не слышу ничего, кроме бешеного биения собственного сердца… и не видела ничего… кроме света из окна квартиры на восьмом этаже… моей квартиры…
Каждая минута, каждая секунда того вечера стала для меня нескончаемым кошмаром, память о котором не стереть никаким способом.
Окровавленное тело у отца на руках… мама и сестра в слезах… оглушительный вой сирены скорой помощи…
Бегу по улице прочь от своего дома. По щекам катятся слезы. Бешеный ветер безжалостно бьет по лицу.
Выбившись из сил, падаю на холодную землю. Задыхаясь, стираю слезы ладонью.
Вдруг рядом замечаю мальчика… того же мальчика…
- Чтопроисходит?– хриплым голосом спрашиваю я
- А ты разве не понимаешь? – наивно говорит малыш.
Отрицательно качаю головой: не хочу понимать!
- Ты умерла.
- Что?! – становится еще тяжелее дышать – Это не правда!!! Ты все врешь!!! Так не бывает… Слышишь?! Не бывает!!!
Срываюсь на крик, хочу убежать. Но вопрос за спиной заставляет остановиться.
- Разве ты не этого хотела? Разве ты не для этого покончила с собой?
В голову ударяет резкая боль и перед глазами проносятся картинки прошедшего дня: школа, вопящая классуха, насмешливые взгляды одноклассников, скандал с мамой, слезы… карниз и ослепляющие огни ночного города…
- Почему…
- Почему ты здесь? А чего ты ждала? – рассмеялся мальчишка.
- Я не знаю… я думала, что больше не будет боли… я хотела прекратить это кошмар…
- Ты ошиблась.
- Но почему?! Разве я мало страдала?! За что мне это?!
- За что? – удивляется он – Хорошо. Я покажу тебе.
Мы молча идем по какой-то улице. Вскоре перед нами возникает серое здание. Это больница.
- Зачем мы здесь?
- Так надо. Идем.
Входим и поднимаемся на второй этаж. Над входом весит табличка «Реанимационное отделение».
Дальше ярко освещенный коридор. Белые двери с номерами палат. Возле одной из таких дверей сидит отец, обхватив голову руками. Он плачет.
Я только однажды видела, как плачет мой отец. Тогда погиб его лучший друг. Мне былобольно видеть его таким. А теперь? Теперь причиной его слез была я.
В следующую секунду из палаты вышел человек в белом халате. Папа поднялся ему на встречу и что-то тихо спросил. В ответ тот покачал головой:
- Мы не в силах что-либо сделать. Ее мозг мертв. Вам остается решать: отключить систему или нет.
Отец опустился обратно на стул. Его лицо стало бледным, как мел.
- Господи!!! За что?! – коридор наполнился рыданиями.
- Пойдемте, – тихо сказал врач. – Вам надо успокоиться.
Он куда-то увел его. По моим щекам покатились слезы. В груди стало невыносимо больно. Я хотела пойти за ними, но малыш меня остановил:
- Нам сюда.
Он ввел меня в палату.
На кровати лежала я. Рядом сидела мама и сестра.
Я просидела с ними до утра… В 10:15 все было кончено… мое сердце остановилось… навсегда…
Похороны были на новом кладбище. Мы стояли в стороне от всей процессии.
Холодный осенний ветер бил в лицо. По телу пробежали мурашки.
Я посмотрела на пустырь вокруг. Не одного, даже самого маленького, деревца. Здесь все было мертвым.
Подойдя ближе к месту, я рассмотрела среди толпы Алешку.
- Что он тут делает? – в недоумении спросила я.
- Он пришел попрощаться с тобой, – ответил он.
- Но почему? Почему он здесь??
- Потому что ты ему была дорога…
-Что?! Нет! Ты ошибаешься.
- Почему? - наивно спросил малыш.
- Потому что он ко мне ни разу не подошел! Потому что я ему не нравлюсь…
- Это не так. Человек не всегда способен понять другого человека. Здесь ошиблась ты.
Ты боялась с ним заговорить. А почему ты думаешь, что он не боялся? Ты делала вид, что не замечаешь его. Так как он мог узнать, что нравится тебе? Его пугало то, что ты посмеешься над его чувствами.
- Это не честно! Я не знала… - я опустилась на холодную землю.
Ветер еще беспощадней хлестал по лицу. Я смотрела на Алешку, который тихо стоял в окружении людей. Все они пришли проститься со мной. Всем им сейчас было плохо.
Я читала на лице Алешки печаль, безграничную боль.
- Лешка, миленький… - тихо прошептала я. – Ну почему все так…
Очередной порыв ветра, в этот момент Он повернулся в мою сторону. На секунду мне показалось, что он смотрит прямо на меня, мне в глаза… Полный отчаяния взгляд…
Он упал на колени рядом с могилой и по его щекам побежали слезы.
- Я отомщу.
Шёпот молитвы в каменных стенах, лезвие бритвы на тонких венах...
Омертвевшие листья плавно ложились под ноги. Странно, сейчас только начало осени, а листья почему-то были какими-то черными и уже совершенно безжизненными. Они мертво лежали под ногами.
Вдруг чей-то голос где-то неподалеку привлек мое внимание. На скамейках детской площадке сидела компания молодежи. Я отошла в тень высокого дерева, хотя понимала, что меня и без этого никто не увидит.
/> Он сидит в компании изрядно подвыпивших приятелей. Хотя сам мало от них отстал: в руке полупустая бутылка водки.
Ярко раскрашенная малолетка вешается ему на шею, что-то пискляво сюсюкая.
- Отвали, – грубо бросает он ей в лицо.
- У! Малыш сердится! – девушка, видимо, не из понятливых – Малыш не хочет развлекаться???
- Отъе**сь, сказал! – рыкнул парень и с силой толкнул от себя малолетку. Та с визгом вскочила со скамейки:
- Ты ох**л!!!
Компания закатилась пьяным смехом. Лишь на его лице оставалось хмурое выражение.
Прямые черты красивого лица… карий затуманенный взгляд в одну точку… И бутылка водки, крепко сжатая в руке.
- Эй, Малый! – так его звали все вокруг. Лишь для меня он был просто Алешкой. Самым любимым и родным. – Ты чего? Обкурился что ль?
Приятель хлопнул его по плечу. Малый сделал большой глоток и ничего не ответил.
- Да оставь ты его! – сказал Олег. – Не видишь, наш Малый в унынии!
- Это он из-за той серой мыши страдает, – ехидно прошипела девка и прижалась к Олегу.
- Какой? – не понял парень, сидевший рядом с Малым.
- Той, что с окна сиганула.
- Гонишь! – заржал тот. – Мал, ты че? Правда?
- Заткнись, – прохрипел Малый.
- Чего? Ты на меня из-за этой сучки так?! Малый, не гони!
- Это все из-за вас! Вы ее довели!
Он ударил первым, завязалась драка… Кто-то достал нож… Но он не отступился…
Спустя несколько минутон медленно упал на холодную землю, покрытую мертвой листвой. Подбежав к нему, я рухнула на колени.
Нет… Господи… что же ты наделал…
Я тщетно пыталась закрыть рукой рану возле сердца. Что может сделать призрак? Ничего.
- Боже!!! – дикие крики отразились от темного неба. – Оставь ему жизнь…
Я посмотрела в его глаза. Таких ясных глаз я не видела ни у кого. И как тогда на кладбище, сейчас он смотрела на меня. И сейчас он меня видел.
- Алешка… - прошептала я. – Держись, умоляю тебя! Ты должен жить…
тебя! Ты должен жить…
С его ресниц сорвалась кристальная слеза.
- Прости - еле слышно прошептал он. Больше не было ни слова.
Никто так и не пришел, не спас его. Бог меня больше не слышал.
Когда ночь начала становиться серой и появились первые лучи бесцветного рассвета, ко мне подошел тот же малыш.
- Пойдем. Нам пора.
- Нет. Я не оставлю его.
- Ты не можешь остаться. Пойдем.
Через какое-то время мы услышали, как где-то за спиной раздались крики. Видимо первые прохожие нашли его. Безжизненное тело на холодной земле. Того, кого я так любила. Кого я больше никогда не увижу. Чья смерть – моя вина…
Прошел наверно уже ни один месяц, может даже ни один год.
Часто бываю дома. У мамы. Подолгу сижу в углу на кухне и смотрю, как она плачет в темноте. Пока никто не видит.
Она очень состарилась. А глаза стали такими грустными, в них читалась усталость. От слез, горя…
Но она все еще держится. Ради сестры. Она целыми днями бывает у Кати, помогая с детьми. А потом приходит домой и плачет… каждый вечер.
А папы больше нет… Он не справился с болью. Он стал много пить, очень много. Он винил маму в том, что она была со мной очень строга. Они стали постоянно ругаться, потом он напивался, садился в машину и ехал, куда глаза глядят. Однажды он не вернулся.
Был гололед. Машину занесло, и он не справился с управлением. Вылетев на встречную полосу, он врезался в грузовик. Смерть наступила мгновенно.
После этого маму положили в больницу с сердечным приступом.
Малыш больше не приходит. Его забрали
Однажды он пришел и сказал, что нам пора прощаться. Скоро ему дадут жизнь. И он больше не может быть со мной.
Теперь я знаю его имя… Владик… Когда-то давно я мечтала, что у меня будет ребенок… сын… и его обязательно будут звать Влад. Маленький кудрявый мальчонка, с огромными карими глазенками…
Бесшумно иду по серому городу. Вокруг никого.
Иногда всплывают картинки моей жизни. Они как черно-белое кино. Тогда я и не знала, что все это было со мной, не замечала тех счастливых минут.
Я тоскую по краскам. По чистому голубому небу… по стаям весенних птиц… по пушистому новогоднему снегу… по всему, что я потеряла…
Скучаю по улыбке мамы… По ее материнской любви… Скучаю по сестре… Я иногдавижу ее… вижу, как растут ее дочки, маленькие, непоседливые… Как бы я хотела быть с ними рядом.
Как бы хотела вернуть отца и Алешку… Но я не могу этого… Никто не может… Я виновата в этих смертях и ничего не могу с этим сделать…
Я считала себя несчастной, я думала, что могу распоряжаться своей никчемной жизнью как хочу, ведь она МОЯ. А она оказалась не только моей....
***
Каждая жизнь прочно связана с другими жизнями. Жизнями всех тех, кто нас любит. Как бы мы не были убеждены в том, что безнадежно одиноки на всем белом свете, что всем плевать, что с тобой будет – это не так. И их жизни мы ломать не в праве................"

96

Анфиска написал(а):

Этот рассказ-история одной умершей девушки! Ее рассказ будет познавателен для всех кто хоть раз думал о смерти..
Прошу вас, передавайте этот рассказ всем знакомым, может быть они поймут и изменят свое решение. Смерть- не избавление от тягот мирских, смерть по собственной инициативе - грех и страдания.

Смерть-это продолжение жизни иными средствами.

97

Городовая написал(а):

Слушали. Отец и брат.Отец-любит. Брат-далёк.
А дед старше его на 8 лет.И знает только военные его песни.

Ириш, ну я всё-таки тебя не понимаю... Таких афористичных, "цитатных" текстов, как у Высоцкого за последние лет 30 вообще ни у кого не было и нет. Я, например, люблю Розенбаума. Но у него нет этого "афористично-цитатного" качества. Сюжеты песен отличные, добрые, печальные, мудрые... Но - не афоризмы!

А у Семёныча - каждая строка:

Владимир Высоцкий     

Конец "Охоты на Волков", или Охота с вертолетов
       
                                                         Михаилу Шемякину

Словно бритва рассвет полоснул по глазам,
Отворились курки, как волшебный Сезам,
Появились стрелки, на помине легки, -
И взлетели стрекозы с протухшей реки,
И потеха пошла - в две руки, в две руки!

Мы легли на живот и убрали клыки.
Даже тот, даже тот, кто нырял под флажки,
Чуял волчие ямы подушками лап;
Тот, кого даже пуля догнать не могла б, -
Тоже в страхе взопрел и прилег - и ослаб.

Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал, -
Зря мы любим ее, однолюбы.
Вот у смерти - красивый широкий оскал
И здоровые, крепкие зубы.

        Улыбнемся же волчьей улыбкой врагу -
        Псам еще не намылены холки!
        Но - на татуированном кровью снегу
        Наша роспись: мы больше не волки!

Мы ползли, по-собачьи хвосты подобрав,
К небесам удивленные морды задрав:
Либо с неба возмездье на нас пролилось,
Либо свету конец - и в мозгах перекос, -
Только били нас в рост из железных стрекоз.

Кровью вымокли мы под свинцовым дождем -
И смирились, решив: все равно не уйдем!
Животами горячими плавили снег.
Эту бойню затеял - не Бог - человек:
Улетающим - влет, убегающим - в бег...

Свора псов, ты за стаей моей не вяжись,
В равной сваре - за нами удача.
Волки мы - хороша наша волчья жизнь,
Вы собаки - и смерть вам собачья!

        Улыбнемся же волчьей ухмылкой врагу,
        Чтобы в корне пресечь кривотолки.
        Но - на татуированном кровью снегу
        Наша роспись: мы больше не волки!

К лесу - там хоть немногих из вас сберегу!
К лесу, волки, - труднее убить на бегу!
Уносите же ноги, спасайте щенков!
Я мечусь на глазах полупьяных стрелков
И скликаю заблудшие души волков.

Те, кто жив, затаились на том берегу.
Что могу я один? Ничего не могу!
Отказали глаза, притурилось чутье....
Где вы, волки, былое лесное зверье,
Где же ты, желтоглазое племя мое?!

...Я живу, но теперь окружают меня
Звери, волчьих не знавшие кличей, -
Это псы, отдаленная наша родня,
Мы их раньше считали добычей.

        Улыбаюсь я волчьей улыбкой врагу,
        Обнажаю гнилые осколки.
        Но - на татуированном кровью снегу
        Тает роспись: мы больше не волки!
- - - - - - - -- - - -- - - - - - - -- - - -- - - -- - - -

Прошла пора вступлений и прелюдий

Прошла пора вступлений и прелюдий.
Все хорошо, не вру, без дураков.
Меня к себе зовут большие люди,
Чтоб я им пел "Охоту на волков".

Быть может, запись слышал из окон,
А может быть, с детьми ухи не сваришь.
Как знать? Но приобрел магнитофон
Какой-нибудь ответственный товарищ.

И, предаваясь будничной беседе
В кругу семьи, где свет торшера тускл,
Тихонько, чтоб не слышали соседи,
Он взял, да и нажал на кнопку "пуск".

И там, не разобрав последних слов
(Прескверный дубль достали на работе),
Услышал он "Охоту на волков"
И кое-что еще на обороте.

И, все прослушав до последней ноты,
И, разозлясь, что слов последних нет,
Он поднял трубку: "Автора "Охоты"
Ко мне пришлите завтра в кабинет".

Я не хлебнул для храбрости винца
И, подавляя частую икоту,
С порога от начала до конца
Я проорал ту самую "Охоту".

Его просили дети, безусловно,
Чтобы была улыбка на лице.
Но он меня прослушал благосклонно
И даже аплодировал в конце.

И об стакан бутылкою звеня,
Которую извлек из книжной полки,
Он выпалил: "Да это ж про меня!
Про нас про всех, какие к черту волки?!"

Ну все - теперь, конечно, что-то будет.
Уже три года - в день по пять звонков.
Меня к себе зовут большие люди,
Чтоб я им пел "Охоту на волков".
- - - - - -- - - - - - -- - - - - - - -- - - - - - -

Песня про мангустов

"Змеи, змеи кругом, будь им пусто!" -
Человек в иступленьи кричал.
И позвал на подмогу мангуста,
Чтобы, значит, мангуст выручал.

И мангусты взялись за работу,
Не щадя ни себя, ни родных.
Выходили они на охоту
Без отгулов и выходных.

И в пустынях, степях и в пампасах
Дали люди наказ патрулям -
Игнорировать змей безопасных
И сводить ядовитых к нулям.

Приготовьтесь, сейчас будет грустно...
Человек появился тайком
И поставил силки на мангуста,
Объявив его вредным зверьком.

Он наутро пришел, с ним - собака,
И мангуста упрятал в мешок.
А мангуст отбивался и плакал,
И кричал - Я полезный зверек!

Но зверьков в переломах и ранах,
Все швыряли в мешок, как грибы,
Одуревших от боли в капканах,
Ну, и от поворота судьбы.

И гадали они:"В чем же дело?
Почему нас несут на убой?"
И сказал им мангуст престарелый
С перебитой передней ногой:

- Козы в Бельгии съели капусту,
Воробьи - рис в Китае с полей,
А в Австралии злые мангусты
Истребили полезнейших змей.-

Это вовсе не дивное диво:
Раньше были полезны, и вдруг
Оказалось, что слишком ретиво
Истребляли мангусты гадюк.

Вот за это им вышла награда
От расчетливых наших людей.
Видно, люди не могут без яда...
Ну, а значит, не могут без змей!
_____________________________________
P.S. Слушай, а дед-то у тебя - совсем нестарый мужик! Дай Бог ему здоровья и терпения - наблюдать этот бардак. :glasses:

98

Григорич написал(а):

P.S. Слушай, а дед-то у тебя - совсем нестарый мужик! Дай Бог ему здоровья и терпения - наблюдать этот бардак.

Не старый. 82 года(он феврвля 1929).Крепкий ещё.

Отредактировано Городовая (20-04-2011 16:16:28)

99

Григорич

Я же не отрицаю афористичность Владимира Семёновича. Даже подчёркиваю.Но не люблю.

100

Григорич

Я ,например,как и он ,считаю лучшей книгой...кодес уголовный наш.


Вы здесь » … СРЕДИ РАВНЫХ » ТВОРЧЕСТВО И ПРОЧИЕ ИЗЫСКИ » Любимые Стихи, Цитаты, Поговорки, Афоризмы И Пр...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC